Конференция Гран При Кореи прошла в субботу

Конференция Гран При Кореи Участники: Рон Медоуз (Мерседес), Массимо Ривола (Феррари), Энди Стивенсон (Force India), Дики Стэнфорд (Уиллиямс), Грэм Уотсон (Caterham) и Беат Цендер (Заубер)

Вопрос: Добрый день, джентльмены! Вы в первый раз принимаете участие в конференции ФИА, начнем мы с вопроса о функции консультанта команды. Какие ваши прямые обязанности? Грэм?

Грэм Уотсон: Консультант – это как кантор, соответствующий за логистику по ходу выходного. Он прямо ведет взаимодействие с компанией инженеров для достижения совместного итога. Занятость 100% — время от времени бывает более-менее смирное время, однако преимущественно регулярные дела.

Вопрос: Энди, есть что добавить?
Энди Стивенсон: Да, круг прямых обязанностей одинаковый во всех командах. Я всегда считал себя тем, кто отвечает за цели, которыми никто другой заниматься не желает. Когда что-нибудь проходит не так – я виновен, если все в порядке – бригада повлияла безукоризненно.

Вопрос: Беат, считаю, консультант должен совершенно понимать распорядок…
Беат Цендер: Разумеется, это часть нашей работы, однако помимо этого, как увидели Энди и Грэм, мы те, кто постановляет неприятности. Если что-нибудь проходит не так, прежде всего обращаются к нам, как раз мы занимаемся решением разных случаев.

Вопрос: Тут, в Корее, у команд нет своих моторхоумов и грузовых автомобилей. Как эмиграционные автогонки различаются от азиатских в плане логистики?
Рон Медоуз: Эти эмиграционные рубежи – Сингапур и Корея – одни из самых лучших в плане инфраструктуры. Тут отличные боксы, огромные зоны для расположения оснащения – в отличии от Монако, где в паддоке плотно, а моторхоумы размещены сравнительно далеко. Тут легче работать.

Вопрос: Массимо, а вы что заявите?
Массимо Ривола: Согласен. Переезды по Европе – грузовые автомобили, моторхоумы – требуют существенных трудозатрат, таким образом на эмиграционных шагах в некотором плане даже легче.

Вопрос: Дики?
Дики Стэнфорд: На эмиграционных шагах у вас есть всё нужное, надо просто приспособиться. Тут не стоит трепать за собой караван грузовых автомобилей, как в Европе.

Вопрос: Однако все равно нужно доставлять с собой оборудование, горючее…
Дики Стэнфорд: Мы в точности также возим горючее и по Европе, таким образом с эмиграционными шагами никакой разницы.

Вопрос: Грэм, возвратимся к вам. Регулирование штатом – как вам получается контролировать механиков и содержать их в регулярном рабочем темпе в течение всего года?
Грэм Уотсон: Год крайне короткий, надо регулярно следить за положением служащих. Источники урезаны, вследствие этого нужно тратить их с разумом. Мы пытаемся вести ротацию экспертов и по ходу года контролировать деятельность коллектива.

Вопрос: Энди?
Энди Стивенсон: С повышением числа шагов работа на штат растет, потому в Force India уделяют особенное внимание физической подготовке и крепкому стилю жизни. Мы наблюдаем за меню питания и в 2016 году видим итоги выполненной работы: в команде стало меньше травм и заболеваний, работники в прекрасной фигуре, они действеннее управляются с собственными прямыми обязанностями. Помимо этого, мы пытаемся снабдить им нужный уют – подходящим стилем рассчитываем перелеты, заказываем гостиницы, чтобы они сумели полностью сконцентрироваться на работе.

Вопрос: Беат?
Беат Цендер: Настроение штата — значительный момент. Прелесть Формулы 1 в том, что те, кто тут действует, мотивированы сами, никаких особых сил не нужно. Основное, как заявил Энди, чтобы у них были уместные перелеты, уютные гостиницы и вероятность вести здоровый жизненный стиль. К концу года люди болеют более часто, так как переезды отбирают много времени, а погодные зоны предъявляют большие условия к физической фигуре.

Вопрос: В 2014-м в Формулу 1 придут испытания по ходу года. Как вы к данному готовитесь?
Рон Медоуз: Позавчера команды обсуждали данный вопрос, мы приобрели расписание – полагаю, особенных проблем не появится. До того мы вели 8 съёмочных суток, в которых не могли проехать больше 100 км, в то время как сейчас у нас появится возможность работать на автотрассе после Гран При, оставив на месте часть штата.

Вопрос: Какое число оснащения надо будет возить с собой? Массимо?
Массимо Ривола: Феррари привозит с собой не менее 40 тонн оснащения, однако проблем быть не должно. Наша бригада играла за возвращение испытаний, едва ли они будут не менее расходными, чем дни съёмок и динамические испытания. Процесс будет не менее созданным, а работа – легче.

Вопрос: Дики?
Дики Стэнфорд: Мы будем применять гоночное оборудование и попробуем пмаксимально уменьшить траты на активное участие в тестах.

Вопрос: А штат?
Дики Стэнфорд: Мы как он, как Рон – будем модифицировать состав экспертов.

Вопросы с мест

Вопрос: (Алексей Священников – РТР) Мой вопрос о Гран При РФ, который появится в расписании первенства в 2016 году. Сейчас у нас новая дата – 5 ноября. Беат был в Сочи, однако вопрос для всех вас. Каково ваше соображение об отечественном раунде? Какие трудности вы ждете?
Беат Цендер: Постройки в Олимпийском парке крайне превосходны. Автотрасса смотрится отлично, свежие помещения равномерно строятся – в целом, фантазия!

Вопрос: Вы были там на прошедшей неделе?
Беат Цендер: Да, на пробных заездах. Там было несколько легкомысленно.

Вопрос: Энди, какие ваши проекты? Собираются заблаговременно пройти на автотрассу, либо вы там были?
Энди Стивенсон: Нет, не был, однако мы рассчитываем заблаговременно пройти на автотрассу. Лично я всегда привет возникновение свежих автотрасс: на очень многие автодромы мы ездим каждый год – не заявлю, что это докучает, однако всегда очень приятно заметить что-нибудь свежее.

Вопрос: Грэм, каких проблем можно ждать от автогонки в РФ?
Грэм Уотсон: Полагаю, неприятностей не будет. FOM всегда высококачественно постановляет вопросы ввоза и вывоза нашего оснащения в страну. Со свежими шагами бывают незначительные трудности, однако в общем всё может быть в порядке.

Вопрос: Рон, вы хотите ознакомительную поездку?
Рон Медоуз: Разумеется. Не представляю, когда, однако мне надо побывать в РФ. Это увлекательная страна, житель России не так давно играл в Формуле 1 – вероятно, вскоре будут его сторонники.

Вопрос: Массимо?
Массимо Ривола: Схожий ответ. У нас есть компаньоны из РФ, таким образом мы хотели бы подъехать. Помимо этого, с каждым свежим шагом мы пытаемся завлечь особых спонсоров.

Вопрос: Дики?
Дики Стэнфорд: Мы посетим конце 2015 года. Я был на одном из событий, правда, в городе Москва, и мне там крайне приглянулось. Полагаю, командам придется по душе новая автогонка.

Вопрос: (Кейт Уолкер – GP Week) Вопрос ко всем. Вы сообщали о логистике в масштабах испытаний, однако в следующем году нас ожидает, вероятно, 22 раунда. Добавьте к данному предсезонные испытания, позже завершение года – как трудным будет 2015 год в плане денег и логистики?
Рон Медоуз: С позиции логистики следующий год будет трудным, однако основной неприятностью будут 3 автогонки подряд. Надо побеседовать про это с FOM, там шикарные эксперты по логистике — если они полагают такой вариант вероятным, означает, так и есть.

Что же касается денег, тут есть и доход, и расход. Разумеется, мы растратим больше денежных средств, однако посетим Россию, Мексику, возвратимся в Австрию, а это свежие договоры со спонсорами, пилотами и экспертами.

Вопрос: Массимо, а чего боитесь вы? Также 3-х шагов подряд?
Массимо Ривола: Если честно, рассчитываю, что мы возвратимся к календарю из 20 автогонок, ориентировочный вариант мне не представляется подходящим с позиции логистики. Даже первая автогонка в Австралии в данном плане не безупречна – я бы предпочел провести двойной раунд, а затем направиться в Мельбурн. Убежден, есть какие-то финансовые причины, о которых я не понимаю, однако взглянем. Когда расписание признают, нам останется только приспособиться.

Вопрос: Дики?
Дики Стэнфорд: Да, 3 раунда подряд – это любопытно! Убежден, мы как-то управимся.

Вопрос: Беат?
Беат Цендер: Для нас самым трудным вопросом остается штат. У нас незначительная бригада, однако мы можем вести все автогонки, испытания и демонстрационные заезды силами одних и таких же людей. Чем больше происшествий, тем выше работа. А что же касается организованного раунда – похоже, в Монако нам надо будет в воскресенье начинать создавать чемоданы, чтобы поспеть в Огайо.

Вопрос: Энди?
Энди Стивенсон: Расписание смотрится любопытным и интенсивным. Как я сообщал, нам нравятся свежие автотрассы и свежие вызовы, правда, испытания по ходу года будут сложной задачей. 4 сессии – не то, чего мы ждём с нетерпением.

Вопрос: Грэм?
Грэм Уотсон: Дам согласие с Энди – критическую нагрузку сделают испытания. Позавчера, когда мы предприняли попытку подключить это в расписание года, иллюстрация вышла тягостной. Надо будет наиболее эффективно делить нагрузку на штат. Так всегда бывает в Формуле 1: еще одно изменение в требованиях, и мы вновь полагаем: «Как же это сделать?» Однако каждый год у нас как-нибудь выходит – мы приводим год до конца и переключаемся на подготовку к последующему.

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Мне хотелось бы задать подробный вопрос о 3-х шагах подряд. В Монако автомашины довольно часто приобретают поражения, а на следующей неделе вам надо работать с ними в Огайо. В чем неприятность такой обстановки, и как вы готовитесь к четырем шагам подряд, понимая, что один из них может не пройти?
Энди Стивенсон: Пока мы про это не помышляли. О 3-х шагах подряд было обнародовано всего на прошлой неделе, до того как отправлять источники на планирование, надо дожидаться последней версии расписания. В Формуле 1 всегда так: есть цель – нужно с ней управляться, таким образом давайте накопим упорства.

Вопрос: Беат?
Беат Цендер: Провести подряд рубежи в Монако и Огайо крайне сложно, так как, к примеру, путь в Канаду направляется в воскресенье перед неделей автогонки, если вы можете прийти на автотрассу лишь в среду, это значительно усложнит цель на уикенд.

Вопрос: Грэм, как это отразится на незначительных командах?
Грэм Уотсон: Также, как на всех других. Незначительные команды также должны перебросить все оборудование, автомашины и штат. Их картина несколько труднее, однако в общем все в равновеликих условиях – участники посылают схожие масштабы грузов. Правда, трудно рассчитывать что-нибудь, когда расписание еще не подтверждено, однако связка из Монако и Нью-Йорка вызывает беспокойство…

Массимо Ривола: Даже для топ-команд аналогичная цель смотрится трудновыполнимой. Тем не менее, как я сообщал, взглянем на последнюю версию календаря, а там примем решение, как быть.

Вопрос: В некотором плане топ-командам даже труднее, так как у вас больше оснащения…
Массимо Ривола: В итоге, это просто больший размер багажа. Если рубежи следуют 1 за иным, топ-команды ни в чем не выигрывают.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L’Equipe) Дики, вы помните дни великолепия Уиллиямс. Как высок боевой дух команды в настоящее время, и как вы, один из ветеранов, можете помочь Уиллиямс прийти на верхушку?
Дики Стэнфорд: Сложный вопрос! Да, я вспоминаю время побед, и чтобы аргументировать людей, пытаюсь сделать для них все вероятное. Для этого нужно выкладываться по минимуму, как каждому работнику, так как все мы тут для одной задачи – победы.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) Джентльмены, в условиях прошлой версии Контракта Согласия вы все были участниками Спортивной рабочей компании, которая в настоящее время видоизменилась в рабочую комиссию. Кроме того это скорее всего площадь для обсуждения вопроса, чем механизм подготовки решений для Комиссии Формулы 1. Не мешает ли это процессу принятия решений?
Массимо Ривола: Расклады внутри компании не обмениваются, и не имеет значения, будут поступать директивы от управляющих команд либо стратегически важной компании – основное, что они в целом будут. А с директивами мы попробуем разработать тактичные требования для точных случаев. Не полагаю, что тут может идти речь о существенных сменах – просто надо будет действеннее вести взаимодействие с управляющим команды, однако это также обычная работа.

Рон Медоуз: Со времени ликвидации Спортивной рабочей компании мы не увидели каких-то изменений в работе. Вероятно, вам нужно задать данный вопрос через два-три месяца, однако пока мы действуем также, как в прошлые годы.

Вопрос: Насколько часто вы намереваетесь совместно?
Массимо Ривола: Приблизительно 6 ежегодно.

Вопрос: (Стюарт Кодлинг – F1 Racing) Джентльмены, считаю, как раз спортивные директоры назначили запрет на испытания Пирелли в Соединенных Штатах. При таком раскладе, в чем разница между испытаниями с автомашиной Феррари 2011 года в Барселоне, прошедшими за 3 недели до Гран При Испании, и испытаниями с автомашиной Макларен такого же года за 3 недели до раунда в Остине? Вероятно, Энди, вы ответите нам? Как мы осознали, в Force India критически отнеслись к подобному виду…
Энди Стивенсон: Нет, мы к данному не сопричастны, решение принималось ФИА. Лично я узнал о нем, когда в Макларен рассказали,  что в ФИА не подтверждают мысль таких испытаний.

Рон Медоуз: Мы прочли про это днем. Позавчера ничего такого не обсуждалось.

Беат Цендер: Разница в том, что о тестах Феррари никто заблаговременно не мог знать.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) 2 решения на мой прошлый вопрос поступили от представителей команд, чьи начальники входят в Стратегически важную компанию, в то время как другие присутствующие тут не принимают участие в этом процессе, так как их начальники в данную компанию не входят. Что вы про это полагаете?
Грэм Уотсон: Могу только сообщить, что мы еще намереваемся в том же формате, как и в предыдущие годы. Мы задали вопрос Чарли Уайтингу о наших перспективах, и он сформулировал убежденность, что процесс продолжится в том же русле и будет содействовать структурированию распорядка для сезонов 2014 и 2015 года. Помимо этого, огромная часть требований проектировалась как раз нашей компанией. Как заявил Рон, взглянем, что будет через 3 месяца, однако пока всё остается еще. Да, у нас нет права голоса в масштабах Стратегически важной компании, однако, вероятно, мы несомненно поможем им действовать не менее конструктивно.

Беат Цендер: Конечно, мы часто ведем совещания и время от времени взводим значительные для нас вопросы – не задумывайтесь, что четверть паддока не принимает участие в действиях. Наша цель – сформировать предложения, которые затем оцениваются Стратегически важной компанией.

Энди Стивенсон: Для меня картина все же поменялась. После того, как в Монако мы подписали соглашение, характер обсуждения вопроса стал несколько другим, и в 2016 году будет в точности также. Процесс не так результативен, как прежде, и у незначительных команд меньше перспектив для отстаивания собственных мыслей.

Беат Цендер: В неимение Контракта Согласия все решалось элементарным многими голосов, а не так, как прежде – единодушно либо согласием 70% участников.

Вопрос: (Пол Лайонс – AP) Рон, вы заявили, что позавчера команды обсуждали испытания по ходу года. Есть какие-то вести?
Рон Медоуз: Мы спланировали некоторые даты, однако их надо увязать с Чарли Уайтингом, таким образом он лично сообщит вам решение.

Вопрос: (Кейт Уолкер – GP Week) Надо прийти к вопросу логистики, финансирования и испытаний по ходу года. Было произнесено, что это обойдется любой команде в особые 10 млн долларов США. Помимо этого, вам надо будет реконструировать автомашину после автогонки, вести испытания, вновь создавать автомашину и посылать ее на очередной раунд. В какой мере это вероятно – в особенности для незначительных команд, у которых сегодня есть с данным некоторые проблемы?
Дики Стэнфорд: Нет никакой разницы, создавать автомашину после автогонки либо после испытаний. Мы делаем это в процессе двойных шагов, таким образом картина не новая. После эмиграционного Гран При автомашина разбирается выходной в ночное время, обследуется и направляется на следующую гонку. В Европе она разбирается, компоненты целиком обмениваются, автомашина направляется далее. Что же касается затрат на особые рубежи, мы их пока не полагали. Расписание года было обнародовано всего на прошлой неделе.

Массимо Ривола: Я бы не стал иметь дело с человеком, требующим двадцать млн долларов США за особые испытания. Не полагаю, что будет как раз так. Мы скорее всего включимся действеннее, однако особые рубежи все же отразятся на расчете, так как увеличатся траты на переезды. Тем не менее, разница будет неважной.

Рон Медоуз: Траты будут больше, чем в текущем году, так как в настоящее время у нас нет испытаний. С иной стороны, у нас будет полная команда, нам не надо будет гнаться на каком-то аэродроме на юге Йоркшира и полагаться, что ливень не последует. Вместо данного мы сможем проехать полновесные 500 км в Барселоне.

Энди Стивенсон: Для нас картина с затратами значительно осложнится, и с имеющимися источниками мы едва ли сможем участвовать во всех 4-х сериях испытаний. Мы рекомендовали собственные виды, которые не обещали нам состязательного превосходства, однако они не были приняты, таким образом надо будет решать, ездить на испытания, либо нет. Согласно предварительным вычислениям активное участие во всех тестах обойдется команде в 8 млн долларов США.

Беат Цендер: По моему мнению, все дело в различных точках зрения. 8 суток полновесных испытаний сменяют 4 дня на проверку аэродинамики, 3 дня работы с юными пилотами и 6 из 8 презентационных суток, однако мы, будучи незначительный командой, и сегодня не ведем испытания на непосредственных для проверки аэродинамики – у нас есть примечательная динамическая труба. Мы ведем 3 дня испытаний с юными пилотами и 1 день посвящаем съемке. Если б мы позволили себе 8 суток съёмок и испытаний на непосредственных, это убило бы наш расчет, однако следующий год так или иначе обойдется дешевле, чем любой из 3-х предшествующих.

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Вероятно, я понимаю ответ, однако все же. Берни Экклстоун совещался с вами связанным с логистики в свежем сезоне, либо расписание предложили, как произошедший факт?
Дики Стэнфорд: Нет, он с нами не совещался. Обходился ли он к главам команд – не понимаю. Мы всегда дожидаемся последнюю версию расписания, а затем осознаем, что делается.

Массимо Ривола: Нет, мы не принимали участие в работе над календарём.

Вопрос: (Тед Кравитц – Sky Спортс) 2-я и четвертая серия зимних испытаний пройдут в Бахрейне. Имеется ли у вас опаски насчет требований работы – в предыдущие годы там было крайне тепло, ну и как насчёт безопасности?
Беат Цендер: Мы тут для того, чтобы наиболее эффективно осуществить деятельность по ходу выходного. Ездить в Бахрейн либо нет – вопрос общественно-политический, а я тут не для этого.

Массимо Ривола: Надо проехать довольно км со свежими двигателями, а в Бахрейне погода это дает возможность. Приоритетом было провести испытания на Востоке, а в Абу-Даби либо Бахрейне – не имеет значения.

Энди Стивенсон: Дам согласие с Беатом. Мы тут не для общественно-политических обсуждений, но в случае если рассуждать о тестах со свежими двигателями, самого лучшего места, чем Бахрейн, не разработать. В зимнюю пору там предполагается около +22…+23, это отличная вероятность зайти в ритм и приготовиться к сложному году, таким образом даты избраны успешно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *