Начальники команд рассмотрели неприятности Формулы 1

e1622dae

Начальники команд Формулы 1 Начальники нескольких команд участвовали в передаче канала Sky Спортс, посвящённой самым важным неприятностям современной Формулы 1…

Участниками диалога были Мартин Уитмарш (Макларен), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Стефано Доменикали (Феррари), Эрик Булье (Лотус), Сирил Абитебул (Caterham), Мониша Кальтенборн (Заубер), Франц Речь (Toro Rosso) и Грэм Лоудон, вице-президент и динамический главный директор Маруся F1.

Вопрос: Вы совместно работаете, довольно часто встречаетесь, принимаете решения о будущем Формулы 1, а потом переманиваете друг у дружки пилотов и инженеров, сражаетесь на автотрассе… Как вам это получается? Как можно сотрудничать, чтобы затем рваться обогнать друг дружку?
Мартин Уитмарш: Общая работа далеко не всегда выходит удачной, однако все дело в том, что мы знаем друг дружку, очень много лет работаем совместно и обожаем Формулу 1. Я думаю, данный чемпионат важен для любого из присутствующих тут, нам нравится данный спорт. На пит-уолл проходит борьба, однако так и может быть. Редко мы взаимодействуем вне автотрассы, однако далеко не всегда. Все-таки, мы чистосердечно пытаемся организовать это взаимодействие.

Кристиан Хорнер: Наконец, все мы тут, чтобы делать собственную деятельность, и любой несет обязанность за собственную команду, пытаясь достичь результата. Однако, разумеется, могут быть времена, когда вы должны работать вместе и контактировать между собой в интересах спорта. Но в данном бизнесе большая конкуренция.

Стефано Доменикали: Формула 1 ничем не различается от прочих видов спорта. Мы заявляем о Формуле 1, однако в футболе происходит то же самое. Если сопоставлять с тем, что было до того, в любом случае, мы знаем, что должны сражаться на автотрассе, но между нами прекрасные отношения, а хорошая ситуация крайне принципиальна.

Вопрос: Эрик, очень приятно лицезреть, что вы сидите рядом со Стефано, который не так давно перетянул лидера вашей команды и подписал с ним договор на следующий год.
Эрик Булье: Действительно, не только лишь Кими Райкконена, но также и нескольких наших инженеров. Тем не менее, я также перетянул одного инженера Феррари.

Вопрос: В настоящее время в Формуле 1 господствует Себастьян Феттель и вскоре захватит 4-й титул подряд. Это слабо для спорта?
Стефано Доменикали: Я думаю, это крайне слабо для Формулы 1. Нет, конечно, это шуточка! Феррари также пребывала в такой обстановки, когда Михаэль Шумахер выиграл 5 титулов подряд – это часть игры. Мы не в особенности рады преобладанию Феттеля, однако мои пожелания Кристиану и Себастьяну – он достиг большого прогресса за прошедшие несколько месяцев. Если он регулярно оказывается среди лидеров, означает, этому есть причина.

Вопрос: Это выражается тем, что ваши автомашины, Стефано, Мартин и Эрик, были мало конкурентоспособны…
Эрик Булье: Вы невинны. Мы можем поприветствовать Кристиана. Альянс Хорнера и Феттеля трудно одолеть, однако я думаю, даже если к Гран При Сингапура мы осознали, что они значительно нас опережают, их успехи всё больше подкрепляют нас.

Вопрос: Кристиан, может быть, вам не по нраву, что после настолько удачной работы на автотрассе Себастьяна освистывают на помосте?
Кристиан Хорнер: Я полагаю, что это абсолютно неправильно. В Сингапуре мы увидели спортсмена на вершине формы, он был прекрасен в том Гран При, это была одна из самых лучших автогонок в его выполнении, вследствие этого, если честно, я думаю, с ним обошлись неправильно. Рассчитываю, это далеко не продлится, так как он не завоевал такого отношения. Ему всего 26 лет, наконец, у него имеется сердце, когда вы предельно усердствуете, то не ждете такой реакции. Это неверно.

Вопрос: Мартин, в истории Формулы 1 были времена преобладания Макларен. Что вы полагаете о данной обстановки? Может быть, дома ваши товарищи и родные рассказывают, что утомились от побед Феттеля.
Мартин Уитмарш: Мы регулярно одолевали автогонки с Айртоном Сенной и прочими, Феррари выигрывала совместно с Михаэлем Шумахером, однако преобладание одной команды – это слабо для спорта. Однако неприятность не в Себастьяне либо Кристиане. Попробовать навязать им войну – это наша цель.

Если отвечать на вторую часть вопроса, то Себастьян и Red Bull Racing ярко осуществляют собственную деятельность, и я полагаю, что мы можем ценить их за это. Жалко, что Феттеля регулярно освистывают.

Вопрос: Побеседуем о затратах. В 2016 году чемпионат переходит на свежие, действенные, бюджетные, однако крайне дорогостоящие двигатели. В Формуле 1 почти настал упадок, так как очень многие команды не в состоянии позволить себе такие траты?
Стефано Доменикали: Мы знаем, что это крайне горячая тематика, однако я заявлю, что невозможно ожидать, что, условно говоря, команды сумеют ограничить траты: если вы можете терять очень много денежных средств, то вы пытаетесь лучше делать собственную деятельность, применяя все средства, которые лишь можете растратить. Я могу растратить столько, сколько мне выделит организация. Так вот, всё это поворачивается неприятностью, требующей решения, и рассчитываю, что благодаря свежему Соглашению Согласия мы сможем отыскать выход из данной обстановки. Изменения не понижают траты, это в точности.

Вопрос: Эрик, в Формуле 1 есть состоятельные и бедные команды, Лотус располагается в центре. Не стал ли в настоящее время разрыв чересчур огромным?
Эрик Булье: Неприятность несколько труднее. В первую очередь, мы обожаем войну, вследствие этого сделаем всё вероятное, чтобы бороться в команде лидеров. Я думаю, текущие неприятности в том, что в настоящее время разница между заработками топ-команд и незначительных команд чересчур высока. Чтобы очутиться конкурентным, вы должны растратить какой-нибудь максимум средств, чтобы не отойти от лидеров. Расчет Лотус намного меньше, чем у топ-команд, однако нам всё равно чунаётся сражаться и быть конкурентными, а в данном и состоит сущность нашего спорта. На самом деле, большинство технологических инноваций 2015 года повысит траты, и мы в настоящее время ищем средства, чтобы оставить конкурентоспособность.

Вопрос: Одно из решений неприятности – абонентные автомашины. В Сингапуре вы, Кристиан, заявили, что размышляете над вероятностью реализовывать автошасси Red Bull Racing, таким образом ваше соображение мы знаем. Мартин, вы согласны реализовывать старые автошасси Макларен менее конкурентным командам?
Мартин Уитмарш: Если не совершаю ошибку, я сообщал, что мы способны к данному. Однако на месте учредителей первенства я бы не стал предоставлять мысль абонентных автомашин, так как я думаю, что она противоречит духу Формулы 1 и возложат конец существованию многих команд. Наконец, это бизнес, и в случае если распорядок позволит, мы на это пойдём. Но вернёмся к текущей обстановки: невозможно терять из виду, что в настоящее время в первенстве принимают участие 11 команд, и мы можем оставить, как минимум, 10 из них, впрочем рассчитываю, что они все останутся в спорте.

Оглядываясь назад, время от времени я полагаю, что все изменения пошли не во вред спорту. Но мы пропустили несколько погрешностей – с переходом на свежие двигатели нам не удалось в подобающей мере контролировать траты, и я думаю, это очень дорого обойдется Формуле 1 в следующие два года. Упадок еще не стартовал, однако я полагаю, что нужно быть аккуратными и не ждать его. Не полагаю, что мы сделали довольно в плане наблюдения затрат в спорте. В плане финансирования в дальнейшем Макларен ничто не грозит, однако нам необходимы и прочие команды, принципиально, чтобы они также были конкурентоспособны, а мы, по моему мнению, сделали мало для наблюдения за затратами в Формуле 1.

Вопрос: Кристиан, Мартин заявил, что утратив 3 либо 4 команды, у нас есть возможность встретиться с солидными неприятностями. На формальной конференции ФИА в Force India сообщили, что не в состоянии позволить себе вести испытания. Победы в первенстве – это прекрасно, однако вы должны с кем-то сражаться…
Кристиан Хорнер: Разумеется. Но всё, что мы сделали, готовясь к последующему году, стоит значительно больше. Свежий мотор намного дешевле, возвращение испытаний по ходу года требует огромных экономических расходов. У нас есть возможность контролировать такие вещи, однако не делаем данного, так как мало результативны как соединение команд. Чтобы контролировать эти траты, необходим мощный лидер.

Вопрос: У вас была Организация команд FOTA.
Кристиан Хорнер: Она не повлияла. Она работала в самом начале, однако развалилась из-за корыстолюбивых интересов конкурентов, таким образом в настоящее время нам необходим мощный лидер. Лично я поддерживал мысль абонентных автомашин не из-за стремления реализовывать автомашины, а в потому, что незначительные команды планируют вынести все тяготы и сражаться за позиции, а не проигрывать по 5 сек на круге. Кроме того можно реализовывать автошасси без обвеса. Однако я полагаю, что стоимость участия в Формуле 1 чересчур завышена, и я могу лишь предпринять попытку представить себе, каково это – работать на другом конце пит-лейн.

Вопрос: Способны ли вы позволить себе доставлять свободные двигатели Маруся и Заубер?
Стефано Доменикали: Пока, нет. Нельзя выполнять что-нибудь, что не обещает приобретение прибыли. Мы пытаемся помочь незначительным командам. Помните, без Феррари, Мерседес и Рено не была бы Формула 1, вследствие этого нужно считать награды 3-х этих организаций, поставляющих двигатели всем командам. Очень принципиально, чтобы в дальнейшем в Формуле 1 вышло больше поставщиков двигателей, чтобы мы приобрели расширенные возможности. Это как раз то, что мне надо лицезреть.

Вопрос: Кристиан, не представляется ли вам, что Формула 1 сильно находится в зависимости от социального соображения и чересчур внимательно наблюдает за собственным стилем? У вас достаточно независимая общая политика, однако сейчас вы стали привлекательной командой. Очень многие сохраняют Мерседес, Феррари и Макларен, и слабые команды, чтобы насолить руководителям.
Кристиан Хорнер: Я думаю, известность Формулы 1 регулярно увеличивается не только лишь на автотрассе, но также и за ее лимитами, и людям любопытны эксклюзивные личности, непринципиально, обожают они их либо недолюбливают. Мы никогда в жизни не рвались контролировать наших гонщиков, они имеют общую волю выражать собственные идеи. Марк Уэббер, наверное, один из наиболее ослепительных пилотов в данном плане, что мы всегда сохраняли. Разумеется, Формула 1 – это бизнес, мы странствуем во всем мире. Это бизнес, который по воскресеньям на 2 дня является спортом, и так повторяется от 20 до 22 ежегодно. Но это бизнес!

Вопрос: Мартин, принимая во внимание, что вы потеряли Эдриана Ньюи, что лучше: иметь прекрасного пилота либо прекрасного инженера?
Мартин Уитмарш: Необходимы оба! Абсолютно понятно, что Эдриан превосходно осуществляет собственную деятельность в Red Bull Racing, а Себастьян очень хорошо управляется с собственными прямыми обязанностями в автомобиле. Необходимы оба! Вам нужен не только 1 инженер – у вас может быть очень много профессиональных инженеров, так как это командный спорт. В настоящее время в Формуле 1 так высок уровень конкуренции, что всё может быть на высочайшем уровне.

Вопрос: Давайте побеседуем о календаре, представленном на 2014 год. Как он реалистичен? От консультантов команд на пятничной конференции мы знали, что с определенных автотрасс будет почти невозможно угодить на место выполнения следующей автогонки. Что вы заявите о первенстве, заключающемся из 22 шагов?
Франц Речь: Лично для меня это далеко не неприятность. В представленной нам версии календаря 22 раунда, однако Огайо, Мексика и Корея не доказаны. Означает, нужно обождать последующего поворота событий.

Однако Toro Rosso готова принимать участие и в 22 автогонках, так как мы – гоночная бригада.

Мониша Кальтенборн: Готова с Францем в том, что предварительно нужно дожидаться заключительной версии календаря. Однако не готова договориться с тем, что незначительная бригада, такая, как наша, без проблем управится со настолько крепким графиком. Основная неприятность будет сопряжена с штатом, так как невозможно забывать о нашем факторе.

Нам придётся не только лишь решать неприятности логистики, но также и брать свежих людей, так как мы не сможем использовать одних и таких же служащих на всех автогонках, принимая во внимание, что они будут участвовать в тестах, и в различных событиях, сопряженных с маркетингом. Это вызовет крайне солидные трудности.

Вопрос: Давайте подробно побеседуем о представленном календаре года. Предполагается, что автогонка в Огайо из него выпадет? Если нет, то как реальной смотрится связка из трёх автогонок подряд – Монако-Нью-Джерси-Канада?
Грэм Лоудон: Как заявили Франц и Мониша, исключительно на техническом уровне вопросы логистики решаемы, так как оборудование можно перебросить оперативно. Однако Мониша права, говоря о неприятности нашего условия, так как инженерам, механикам, и корреспондентам придётся вынести большие перегрузки.

По моему мнению, мы можем оценивать не менее возможный план, так как он различается от на техническом уровне вероятного. Полагаю, в 2016 году нужно ожидать 20 автогонок. Определенные рубежи интегрированы в календарь на ориентировочных условиях, и я считаю, высока возможность, что они отвалятся.

Вопрос: Как тогда составлять расчет на 2015 год, если вы еще не знаете, сколько будет автогонок?
Сирил Абитебул: Это отличный момент. О нашем факторе сообщали, а это, по моему мнению, основной вопрос, однако, бесспорно, экономикой также придётся заниматься. Мы осознаем, что повышение числа автогонок приведёт к особым расходам, а в 2016 году траты будут увеличиваться и из-за испытаний. Однако пока нельзя в точности сообщить, какими будут экономические результаты. Возлагаем надежды, в конечном итоге мы будем в плюсе.

Мы никого не судим, очень хорошо осознавая, отчего Берни Экклстоун желает увеличить географию первенства: он хочет к финансовому росту, что совершенно нормально для обладателя платных прав. Однако я полагаю, также конечно же, что команды планируют взвесить все за и против, преимущества и недостатки, сопряженные с расширением календаря. Опасаюсь, что при подобном графике быстро повысится количество разводов!

И в случае если автогонок будет больше 20, нужно бы решить вопрос о шестом моторе на следующий год вместо 5-и, оговорённых работающим распорядком. Так как мы также должны заниматься обновлением автомашины, то в денежном плане нас ожидают солидные трудности, согласитесь?

Франц Речь: Однако чем больше автогонок, тем выше доход команд…

Сирил Абитебул: Данного мы пока не знаем!

Франц Речь: Как я понимаю Берни, так и будет. Я в данном не колеблюсь.

Вопрос: Если команды обретут больше денежных средств – это прекрасно. Если нет, то как по поводу абонентных автомашин? Вы поддерживали бы такую мысль?
Мониша Кальтенборн: Нет. Мы всегда сообщали, что не удерживаем такой подход. Мы полагаем, что Формула 1 должна оставаться первенством конструкторов, и в данном её главное различие. Придавать коррективы в основные основы спорта – означает, менять Формулу 1. По моему мнению, у нас замечательный чемпионат, который различается многообразием, и в 2016 г мы видели, как нашей незначительный команде получалось сражаться с руководителями – аудитории это нравится. Если мы начнем взрывать обычаи, это будет значить изменение всей бизнес-модели, вследствие этого мы против.

Вопрос: Однако так как настолько прекрасно устроенная бригада, как Заубер, при хорошем оплате сумела бы ставить на старт абонентные автомашины, принимая во внимание, что для этого нужно не менее непрезентабельный расчет, и играли бы на них, вероятнее всего, юные пилоты?
Мониша Кальтенборн: Я в данном не убеждена. В первую очередь, в Формуле 1 не может быть абонентных автомашин, и я полагаю, что оказываться на данный маршрут рискованно. Во-вторых , представьте, что будет, если бригада, применяющая абонентные автомашины, достигнет результата? Взгляните на превосходство Red Bull Racing: при работающей системе начисления очков первые 4 места будут доставаться её пилотам и пилотам абонентной команды, использующей автомашины Red Bull. Не полагаю, что это успешная мысль.

Вопрос: Способны ли вы пояснить картину со Стратегически важной компанией Формулы 1 согласно к последующему году? Она состоит только из представителей 6 топ-команд? И в случае если речь пойдет о внедрение свежих требований, например, сопряженных с абонентными автомобилями, то будет ли право голоса у тех, кто занимает боксы на далеком конце пит-лейн?
Грэм Лоудон: На данный момент данная конструкция ещё не сделана. Обсуждений очень много, диалогов очень много, однако пока такого стабилизирующего органа нет. Наша точка зрения такая: мы намерены, чтобы возникла некоторая административная конструкция, которая защищала бы все классические ценности нашего спорта, выдаваясь прозрачностью, демократичностью, и была бы правильной по отношению ко всем участникам первенства.

В случае если рассуждать о некоторой конструкции, которая будет обслуживать интересы одних команд во вред иным, то подобному появлению не может быть места в сегодняшнем спорте.

Сирил Абитебул: Однако есть Комиссия Формулы 1, которая, как мне известно, не была реформирована, вследствие этого должна оставаться на охране совместных интересов и не допускать, чтобы формирование спорта пошло по ложному пути.

Что же касается вопроса о абонентных автомобилях, то все мы хотим лицезреть любопытное шоу. Мне не по нраву мысль абонентных автомашин, она не отвечает ни моим представлениям о Формуле 1, ни тем вложений, которые делает наша бригада. Это будет не тот спорт, который я гляжу с детства. Однако нужно подразумевать и другое: если одни команды часто проигрывают иным четыре-пять сек на круге, это далеко не идёт не во вред спорту.

Вероятно, абонентные автомашины невозможно думать верным решением неприятности, однако остаётся вопрос о том, как достичь, чтобы шоу было любопытным и осмысленно созданным.

Вопрос: Побеседуем о юных гонщиках. Франц, вы намереваетесь в 2016 году подключить в основной состав Феликса да Кошту, правильно?
Франц Речь: Возможно, вы знаете больше, чем я. Он один из участников юнёжной платформы Red Bull, однако будет ли он в 2016 году играть за Toro Rossо, пока не заключено.

Вопрос: Однако как принципиально звать юных пилотов? Что любопытно, в командах остается ещё много должностей на 2015 год…
Франц Речь: Согласен. Однако год ещё не завершен, юнёжные чемпионаты также продолжаются. Мы намерены лицезреть итоги, хотим удостовериться, что эти мужчины могут побеждать автогонки. И теперь затем совместно с Red Bull мы примем решение, кто будет играть в Toro Rosso.

Вопрос: В Формуле 1 должны играть быстрейшие пилоты, а не наиболее состоятельные. Это страшно, что места в командах добываются рента-драйверам?
Грэм Лоудон: По моему мнению, в истории Формулы 1 всегда были такие пилоты, которых сохраняли разные экономические конструкции, и тому подобное. Я думаю, сам факт, что в настоящее время тематика рента-драйверов обсуждается значительно не менее активно, в первую очередь, отображает бизнес-модель нашего спорта. Формула 1 является чересчур дорогой. Каждая область, в которой траты развиваются, а прибыли падают, неминуемо встречается с неприятностями.

Полагаю, это как с обсуждением вопроса о абонентных автомобилях… Их внедрение невозможно думать верным решением, и всё это только доказывает содержание основательной неприятности, которой нужно заниматься вместе. И состоит она в следующем: как сделать спорт экономически надежным и снабдить его настоящий рост, чтобы Формула 1 была такой, какой она и должна быть.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *